Из истории Пыёлдино…

Здесь мы расскажем вам о некоторых страницах истории нашего села Пыёлдино…

ЗАОЧНАЯ ЭКСКУРСИЯ ПО С.ПЫЕЛДИНО

Уважаемые посетители странички, добрый день!

Предлагаем Вам совершить заочную экскурсию по одному из самых древних сел нашей республики – селу Пыелдино. Впервые оно упомянуто в Жалованной грамоте 1485 года. В ней сказано, что “на Сысоле ж на Пылде “ (так именно называлось тогда Пыелдино) имелся “монастырь Николы Чудотворца”.

Спустя 100 лет, в 1586 г., монастыря уже не было, но в погосте Пычлда имелась деревянная церковь Николая Чудотворца, а возле погоста располагались 20 деревень и 14 починков.

В конце 16 – 17 века через погост Пыелду проходила большая Сибирская дорога и там находился ям – место смены лошадей и проводников.

В конце 19 – начале 20 века Пыелдино состояло из села Пыелдинского Николаевского и 21 деревни, которые к середине 20 века, с некоторыми изменениями в названиях, вошли в состав современного села Пыелдино.

Итак, мы с Вами подъезжаем к Пыелдино. Первое здание, которое Вы видите с левой стороны при въезде в село, – это административное здание МУП агрофирмы “Пыелдинская”. которая была образована в 2001 г. на основе совхоза “Пыелдинский”, история которого начинается с созданных в начале 30 -х годов пяти пыелдинских колхозов : “Социализм”, “Заря”, “Май”, “Ленин туй” и “Красин”.

Мы в самом начале Пыелдино, до конца же его около 10 км. Примерно половина существующих ныне деревень находятся вдоль основной дороги “Сыктывкар – Койгородок”, но немало деревень спрятались на высоких пыелдинских горах с одной стороны дороги или внизу, с другой ее стороны. В зимнее время года нелегко дойти до каждой из них, поэтому мы побываем лишь в нескольких.

Первая, в самом начале Пыелдино, деревня – Вичкодор,из которой можно пройти в деревню Озынпом. В начале 20 в. за деревней еще была река, и сюда причаливали пароходы (Озынпом – это и есть конец причала). Один из пароходов – “Бородино” – принадлежал крупным пыелдинским торговцам Нахлупиным. Они привозили разные товары и торговали ими в своих лавках.

Остановимся возле уникальных домов. Их несколько в Озынпоме. Один из них – дом, в котором в 1922 году родился Иван Павлович Горчаков, Герой Советского Союза, проживавший в г. Санкт-Петербурге. Дом отличается своим высоким забором. Бывший хозяин его, мастер портняжного дела Орда Павел, отец Ивана Павловича, ежегодно, как и многие другие пыелдинские портные, ездил в Сибирь на заработки, и забор такой, видимо, перенял у тамошних. Как рассказывает 72-летний Виктор Михайлович Братенков, приводя воспоминания своих родителей, именно возле дома Горчаковых собирались портные со швейными машинками за спиной, чтобы отправиться на пароходе в долгий путь на заработки: кто в Каму, кто в Вятку, в Сибирь и на Урал. Многие из них насовсем уехали в 30 -е годы. Покинула свои родные места и семья Горчаковых в 1928 году.

А вот этот дом, крепкий, добротный, принадлежит самому Виктору Михайловичу Братенкову. Построен дом был в 1915 году, и не без помощи купца Ильи Сильвестровича Нахлупина, деда Виктора Михайловича . Отец его – Михаил Ильич Нахлупин – поменял в 30 -е годы фамилию отца (отец как кулак был репрессирован), страшась, что и он будет преследоваться, – взял фамилию жены.

Здесь же в Озынпоме провел свое детство будущий поэт Виктор Кушманов. Его мама была из донских казачек, высланных в 30- е годы в спецпоселок Ниашор, она умерла, когда Виктору не было еще и трех лет. Отец же, директор Ниашорского детдома, был репрессирован. Вот почему Виктор Кушманов оказался у бабушки Евдокии Егоровны в Озынпоме. Здесь была особая, деревенская атмосфера (вот и церковь рядом), здесь он подружился с Александром Кочевым, будущим художником. А вот всего в нескольких десятках шагов и родной дом А.Кочева, построенный еще в 1877 году. Вместе они ходили в Пыелдинскую школу, до конца села.

Мы покидаем д. Озынпом и направляемся в д. Вичкодор. Название ее переводится просто – возле церкви. Подойдем к ней поближе. Церковь была построена в 1850 году и посвящалась также святому Николаю Чудотворцу. Один из служителей ее – священник Дмитрий Клочков – открыл в Пыелдино в 1861 году первую школу грамоты в своем собственном доме. Дом этот, конечно, не сохранился до наших дней, а здание церковно-приходской школы, созданной в 1900 году , до сих пор открывает двери для пыелдинских ребятишек: долгие годы здесь была Вичкодорская начальная школа, затем – детский сад, теперь – детский подростковый клуб.

Небольшой спуск под гору, и мы оказываемся возле бывшего купеческого дома Григория Сильвестровича Нахлупина. В 1913 году он, купив дом в Усть-Сысольске и решив переехать туда, предложил Земской Управе свой дом в Пыелдино под школу с ремесленным отделением.

Возле д.Вичкодор есть другие деревни – РАЕВСИКТ, МОНАСТЫРЬ, название которой связано с существовавшим здесь в далеком прошлом монастырем.

За ними – деревни КОМИ ГРЕЗД, КУЗИВАНСИКТ, КАРГОРТ, где находится администрация Сельского Совета и магазины. В далеком прошлом эта деревня называлась Чудское городище. На полях агрофирмы “Пыелдинская”, которые находятся в этой деревне, школьники находили различные железные предметы быта, черепки глиняной посуды, наконечники и др. Ученые – археологи Коми научного центра, побывав в этих местах, утвердительно сказали, что, действительно, здесь могло быть древнее городище. Здесь находится деревянная часовня, единственная сохранившаяся из 12 пыелдинских часовен. Она была построена в 1913 году.

Далее следуют деревни ТЕПЛОЕ и ТЯПОРСИКТ.

Последней деревней с.Пыелдино является д. БОРТОМ. По воспоминаниям Шишкина Вениамина Васильевича и Кропаневой Софьи Василисковны, эта деревня была значительно больше, и жители ее даже делили деревню на отдельные участки: Выль грезд, Улыс грезд, Пара чой и др. В д. Бортом в 1929 году была построена школа, которая не была единственной в Пыелдино, кроме нее, были еще четыре начальные школы и одна восьмилетняя (о школах смотрите на странице «Наша школа»)
На этом завершается наша заочная экскурсия по старинному селу Пыелдино.

В нашей школе есть музей истории села Пыелдино. Вы можете побывать в нем и из рассказов экскурсоводов и по экспозиции узнать о Пыелдино значительно больше, чем мы вам рассказали.

Напишите нам о том, что вы знаете о Пыёлдино…

 

Как известно, Москва укрепляла свои позиции в Перми Вычегодской при помощи Пермской епархии. С установлением епископской кафедры в Усть – Выми начинается активная христианизация местного населения Стефаном Пермским. С этой целью готовились кадры священнослужителей, знающих местный язык, открывались новые церкви и монастыри. Кроме Вотчинского при преемниках Стефана в сысольских землях был основан еще Пыелдинский монастырь. Этот монастырь, названный в честь святителя Николая Чудотворца, впервые упоминается в Жалованной грамоте князя Ивана III, датированный 1485 годом: “Да на Сысоле ж на Пылде монастырь Николы чудотворца. А угодий к тому монастырю река Сысола против на версту вверх, да на версту ж вниз, да озеро Чматы, да половина озера Пыляты, княжины дарение Петра да Федора княжн Васильевых детей на поминовение родителя”.
Эта запись позволяет утверждать, что в последней четверти XV века Пыелдино уже было достаточно крупным поселением, очевидно, погостом, и имело в местной жизни важное значение, хотя мы и не можем пока сказать, велико ли оно было и кто в нем тогда жил. Монастырь Николы Чудотворца, по преданию, строили в связи с приближавшимся 7000 годом (1492-м по нынешнему летоисчислению). С окончанием седьмого тысячелетия ждали конца света, страшного суда. Люди каялись в грехах, давали обеты затворяться в монастырях, искупать грехи добрыми делами, постройкой церквей, монастырей.
Через сто лет по данным сотной писцовой 1586 года монастыря уже не было. В погосте “Пычлда” имелась лишь деревянная церковь Николая Чудотворца, 3 жилых и 1 пустой двор церковнослужителей. Возле погоста располагались 20 деревень и 14 починков (из них 3 покинутых хозяевами): Игнатьевская, Кичяны, Воронцово, Збурова (Бурова), Другая Бурова, Каящина, Кудринская или Истаныб, на Чудском городище, Шаяг, Петуховская, Тыдако или Сердюковская, Ременево, Тылябык или Дяковская, Чюкаил, Геталы, Березняки, Другой Ретел, Бор Калинин, Ротьки Степанова, Березник, Еныч, Другой Чудское городище, Большой Кангорт Паначева, Кангорт, Подсосено, Тепловская, Новиновский, Пунеговский, Олминский, Паликовский, Роспашь, Степанова, Марка Карнавина, Заозерье.1 В историко-демографическом справочнике “Где ты живешь?” называются все деревни, но их этих названий в настоящее время сохранилось лишь несколько: Тепловская, Каргорт (в 1586-м Кангорт), Заозерье. Всего в этих деревнях насчитывалось 60 крестьянских дворов. Называются также некоторые прозвищаи фамилии пыелдинцев: Новик, Быков, Верещава, Паначев, Черный, Князь, Корневин.
В писцовой книге 1608 года упоминается лишь Усть-Вымский монастырь и три пустыни: одна в Вотче, другая в Пыёлде и третья в Турье, влачившие в тот период жалкое существование. Пыелдинская пустынь имела в то время 2 чети пахотной земли и покосы на 10 копен сена. И в дальнейшем богатства Пыелдинского монастыря не приумножалось. По данным писцовой книги Яренского уезда за 1608 г. мы узнаем также, что “а на погосте церковь Николы Чудотворца теплая;; а в церкви образы и книги и свечи и сосуды церковные и ризы и колокола и все церковное строение мирское. Да на погосте: в Никольской поп Терентей Прокофьев, в церковной дьячок Васька Парфенов, в понамарь Ермак Григорьев, в проскурница Огрофена”. В 1608 году в погосте “Пылье” и других селениях имелось 4 церковных и 69 крестьянских дворов. 8 крестьянских дворов были пусты: их обитатели переселились на Каму и Вятку или умерли.
Возле погоста в I половине XVII века был построен небольшой Покровский монастырь. В писцовой книге 1646 года указано, что в нем жили “в келье черный поп Елисей, да в келье трудник Никита Онтонов сын, а слуг и детенышев и крестьян в монастыре нет.”
К 40 годам XVII века и Турьинская, и Вотчинская пустыни, а спустя некоторое время и Пыелдинская, прекратили свое существование.
Жители Пыелдино в 1646 году носили уже многие те фамилии, которые носят нынешние жители села: Кузнецов, Скрипов, Кочев, Колипов, Кузиванов, Горчаков, Елохин, Нечаев, Ушаков, Шаньгин.
В 1678 году в погосте Пыелдин и в окрестных поселениях имелось 77 дворов. Появились новые фамилии Рудаков, Тюфяков, Князев, Королев, Пальшин и др.
В 1969 году архиепископ Александр, пытаясь поднять “благочестие” в крае, послал в Пыелдино “строить монастырь и братию собирать” иеромонаха Ефрема из Устюжского Троицко – Телегова монастыря. Видимо, именно в это время появилась в Пыелдино такая распространенная ныне в селе фамилия Братинков, образованная, возможно, от слов “братья иноки”. Но вновь созданный братьями иноками монастырь не разбогател, числился в разряде бедных и от сборов в пользу государства был освобожден. А в первой четверти XVIII века был и вовсе закрыт. А в настоящее время в селе Пыелдино есть деревня Монастырь. Видимо, название этой деревни связано с существовавшим в далеком прошлом Пыелдинским монастырем.
В конце XVI – XVII через погост Пыелду проходила большая Сибирская дорога и там находился ям – место смены лошадей и проводников. С этого времени и до I половины XIX века пыелдинцы часто уходили из своих родных мест и многие из них насовсем переселились в далеких местах, большей частью в Сибири. Так, среди людей, вышедших в 1638 – 39 г. в Сибирь, назван “погосту Пыелды” деревни Песеговской крестьянин Федька Герасимов сын, прозвище Песегов. Его жена Ульяна оставалась у своего свекра Герасима Родионова Песегова, и Федор, пробыв на сибирских промыслах 8 лет, вернулся в 1646 г. в семье.
В начале XVII века в Пыелдино была только одна церковь. А в первой трети XVIII века существуют “церкви Покрова Богородицы да Николы Чудотворца”.
Если в 1719 г. здесь было 64 двора и появились фамилии Уродов, Пунегов, Смолин, Шарапов, Кривошеин и др., довольно распространенные в современном Пыелдино,то в 1784 году во всей Пыелдинской волости, вместе с 11 деревнями числился уже 141 двор, 992 жителя. К 1816 году значительных изменений в численности населения не произошло: она составила 517 человек мужского и 552 человека женского пола. Пыелдинцы продолжали переселяться в другие места. Так, в списках I четверти XIX века среди не одной сотни переселенцев из Коми края значится и фамилия Ивана Уродова из Пыелдино.
Зато к 1850 годужителей Пыелдино стало почти вдвое больше: 1121 человек мужского и 1177 – женского пола.
С 1847 по 1850 годы в Пыелдино строится церковь во имя святого Николая Мирликийского Чудотворца. Эта церковь в полуразрушенном состоянии сохранилась до наших дней и продолжает стоять на высокой горе в д. Вичкодор.
Благодаря известному краеведу Михаилу Борисовичу Рогачеву, который передал школьному музею материалы о православных приходах на территории Коми края, нам стало известно описание Николаевской церкви и 17-ти принадлежавших церкви различных построек: домов служителей церкви, амбаров, хлевов, ледников.3 Более подробные сведения о данной церкви находим из публикации другого известного краеведа, Панюкова Александра Александровича, директора Корткеросского музея труда и быта. В публикации “Пыелдинская Николаевская” из ведомостей о церкви читаем: ”Церковь каменная, одноэтажная, построена тщанием прихожан в 1850 году, и колокольня таковая же.Теплая церковь освящена в 1858 году,холодная в 1863 … В теплой церкви два престола: по правую сторону во имя святого Николая Мирликийского Чудотворца, по левую – во имя Прокопия праведного Устюжского Чудотворца, в холодной церкви – во имя Покрова Божьей Матери. Утвари достаточно: риз 10, подрясников 4, стихарей 2, дароносца 1, крестов напрестольных 4, евангелий 3, ковчег для хранения святых даров, сосуд для благословения хлебов, купель для крещения младенцев, чаша для подавания теплоты, 4 кадила и 4 подсвечника, 3 паникадила, 2 пары венцов для брачующихся”
Ко времени возведения данной каменной церкви (1847 – 1850 г.г.) в приходе еще существует построенная в XVIII в. кладбищенская деревянная церковь, которая в 1874 г. все же разобрана. А в 1883 – 1884 г. на приходском кладбище пыелдинцы построили еще одну каменную одноэтажную однопрестольную церковь, также посвященную святителю Николаю Чудотворцу.2 Житель села Пыелдино Пунегов Владимир Григорьевич (род. в 1930 г.) со слов своих родителей рассказывает о том, как Николаевскую кладбищенскую церковь строили всем миром: каждая пыелдинская семья на кирпичном заводе, который находился недалеко от места расположения будущего храма, должна была изготовить не менее 100 кирпичей и вывезти на место строительства церкви. В 30-е годы эта церковь была разрушена, на местах расположения церкви и кладбища пыелдинцы до сих пор находят различные предметы церковного обихода и многое другое.
Кроме двух каменных церквей, жителями были построены деревянные часовни. Все перечисленные в архивном документе часовни описаны подробно, но дата постройки их, кроме двух часовен, неизвестна. Сысольская часовня (это скорее всего Каргортская) построена в 1895 году, Заозерская – в 1915 г. Из этих часовен в настоящее время сохранилась лишь Тепловская часовня.
В конце XIX в. в храмах с. Пыелдино служили: священник Дмитрий Георгиев Клочков; диакон Геннадий Леонидов Попов; псаломщик Алексей Павлов Ростиславин; просфирня вдова Пелагея Львова Попова. Церковным старостой в 1886 г.был Василий Петров Князев. в 1896 г. – Архип Максимов Ворсин. При Пыелдинской Николаевской находился приходской церковно-попечительский совет, состоявший из крестьян прихода. В его состав входили председатель (в 1896 г. – Илья Селивестров Нахлупин), два члена (в 1896 г. Асаф Феодоров Пунегов и Александр Филиппов Старцев) и два представителя (в 1896 г. – Алексей Феодосиев Попов и Иннокентий Андреев Смолин).
Из отчетов о состоянии церковно-приходских школ Усть – Сысольского уезда за 1887 – 1888 учебный год узнаем, что при Пыелдинской Николаевской церкви 10 марта 1883 г. была открыта Пыелдинская двухклассная церковно – приходская школа. Законоучителем в школе является священник Дмитрий Клочков, кончивший курс в Вологодской Духовной семинарии, преподаватель способный и усердный.1 Обучением прочих предметов занимался диакон Алексей Колмаков, из учеников 4 класса Яренского духовного училища, при участии дочери местного священника Агнии Клочковой, кончившей курс в Усть – Сысольской прогимназии.
Из отчетов о состоянии церковно – приходских школ Усть – Сысольского уезда Вологодской епархии за последующие годы становится известно, что в 90-е годы XIX века при Пыелдинской Николаевской церкви работает также двухклассная церковно – приходская сельскохозяйственная школа (таких школ на территории земства в это время было лишь две, другая находилась в Усть – Сысольске). В музее Пыелдинской средней школы экспонируется свидетельство, выданное Усть – Сысольским Уездным Отделением Совета Велико – Устюнского Православного Стефано – Прокопьевского Братства Агнии Афанасьевне Нагаевой, 13 лет,дочери крестьянина деревни Воронцово Воронцовской (Пыелдинской) волости, в том, что она действительно успешно окончила 24 августа 1904 года курс Пыелдинской одноклассной церковно – приходской школы, которая была открыта, по всей вероятности, в 1903 году по требованию доклада Усть – Сысольского уездного Совета Стефано – Прокопьевского Братства 1901 – 03 года.
Все эти факты говорят о том, что Пыелдинская Николаевская церковь за все годы своего существования активно осуществляла также образовательную и просветительскую деятельность.
После 1917 года для церквей и монастырей Коми края наступили тяжелые времена. Если в 20-е годы закрытие храмов еще не было массовым, то в последующие десятилетия они сначала закрывались, затем отводились под склады, клубы, школы, потом и вовсе бросались на варварское уничтожение. Так именно произошло и с церквями Пыелдино. Житель села В.Г. Пунегов хорошо помнит, как пыелдинцы сами так же, как и строили всем миром, рушили кладбищенскую церковь, растаскивали кирпичи. А та церковь, которая была возведена в 1850 году, была отведена под склад, а затем и вовсе брошена на произвол судьбы. Благодаря нескольким женщинам – прихожанам была сохранена некоторая церковная утварь и иконы. Возможно, они надеялись еще, что придут другие времена, и все то, что было разрушено, будет восстановлено. Нет, не дождались они этого. А церковь на горе в деревне Вичкодор также продолжает надеяться и ждать.

 

Призыв “Все для фронта, все для победы!” в годы войны стал законом для жителей села Пыелдино. На защиту страны были мобилизованы почти все трудоспособные мужчины села Пыелдино. Население Пыелдино только за первый год войны сократилось на более чем 200 человек . Вся работа в тылу легла на плечи женщин, стариков и детей – подростков. Именно об этом наш рассказ. Данная работа стала результатом встреч членов совета музея с работавшими в Пыёлдино в годы войны и награжденными медалями “За отверженный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 г.г.” и их родственниками, изучения некоторых публикаций и архивных документов.
К началу Великой Отечественной войны жители Пыелдино были объединены в 5 коллективных хозяйств: жители деревень Волокпом, Гортвыл, Онигрезд – в колхоз “Заря”; д. Вичкодор – “Социализм”, д. Каргорт, д. Кузивансикт – “Май”; жители деревень Тяпорсикт, Ершовгрезд, Чаринсикт – колхоз “Ленин туй”, д. Бортом – колхоз “Имени Красина”. В колхозах в основном работали на полях: вывозили навоз зимой, весной пахали и сеяли рожь, ячмень, овес; летом заготавливали сено, осенью убирали урожай. Трудились пыелдинцы также в лесу, развито также животноводство.
Анфиса Степановна Князева до войны вместе с мужем Иваном Алексеевичем работала на тракторе и комбайне “Северный” на полях колхоза “Заря”. Когда И.А. Князев одним из первых ушел на фронт, А.С. Князева все военные годы работала трактористкой за двоих: за себя и за мужа, выполняя двойные планы. Пришлось и другим колхозницам сесть за руль трактора. Первыми это сделали Шаньгина Агния Петровна, Савина Мария Афанасьевна, Легоняк Пелагея Степановна, работавшие в колхозе им. Красина. Пелагея Степановна рассказывала членам совета музея, как на своих машинах трактористки давали рекордные результаты, трудились на полевых работах, не зная выходных.
В колхозе “Май” трактористкой в 1942 г. стала Майя Андреевна Криницкая (Прасолова). Вот ее воспоминания: “В 1941 г., когда началась война, я училась в 7-ом классе. В декабре меня послали на курсы трактористов, а весной следующего года уже дали колесный трактор №96 ХТЗ. Сначала я работала вместе с Савиной Марией Афанасьевной. Председателем колхоза “Май”, где я начала работать, был Бойцов Василий Петрович. Бригадиром тракторной бригады был сначала Кривошеин Степан Селиверстович, затем, до ухода на фронт, – Горчаков Владимир Василискович. В 1943 г. дали мне трактор “Универсал” (У – 2). Работала я также в колхозах “Ленин туй” и “Красин”. Было очень трудно, не можем крутить ручку, заводить трактор, плакали сколько, ведь мне было 16 лет. Мы пахали, сеяли, зимой хлеб молотили на гумне комбайном, после молотьбы занимались ремонтом техники”.
Женщины заменили своих мужей не только на полях колхозов, но и в лесу. Агния Елисеевна Пыстина работала в годы войны в колхозе “Социализм”. Зимой работала в лесу, валила лес вручную. Весной работала на сплаве леса. Была ударницей, 1000 кубометров за сезон заготавливала.
Валила лес лучковой пилой Легоняк Пелагея Степановна, работала она одна.
Жена фронтовика Александра Федоровна Скрипова из колхоза “Май”, работая на вывозке спецберезы, выполняла дневные нормы на 130 – 150 %. А в дни фронтового месячника, который проводился в Гагшорском механизированном лесопункте в январе 1943 г. Александра Федоровна выполняла дневные нормы по вывозке на 180 – 200 %. Районная газета писал о ней: “Товарищ Скрипова показывает пример всем работникам лесоучастка, показывает, на что способна советская женщина. Она не только заменила своего мужа, но и показывает образец трудового героизма”
Пыелдинцы не раз показывали подлинные примеры героизма на трудовом фронте. Перевыполняли планы на заготовке сена в колхозах “Социализм” и “Май”. Еще в 1942 г., подростком, сел на сенокосную машину Василий Васильевич Кузиванов. В сутки косил по 15 – 16 часов. Председатель колхоза “Май” часто назначал его уже в эти годы бригадиром. И Кузиванов успевал повсюду. Зимой же со всеми другими наравне в лесу валил и вывозил сортовой лес. В 1945 г., когда В.В. Кузиванову было всего 15 лет, он уже получил мандат передовика сельского хозяйства. На уборке осеннего урожая 1943 г. особо отличилась Мария Ивановна Пальшина (колхоз “Май”), которая дневную норму выполняла на 400 % .
Шамбаева (Шишкина) Анна Михайловна в годы войны работала бригадиром в колхозе им. Красина. Председателями были Шарапов Платон Евстафьевич, Кропанев Федор Михайлович. Хозяйство в колхозе было большое: 50 лошадей было, да еще коровы, телята, овцы. Все, что выращивали в колхозе, – лен, рожь, пшеницу, картофель – сдавали государству. Сдавали также государству мясо, сено. Кроме этого, как вспоминает Анна Михайловна, каждое личное хозяйство должно было сдать в пользу государства мясо живым весом 40 кг. Люди сушили очищенный картофель, и это они также отправляли на фронт. В колхозе “Красин” в годы войны, кроме женщин и детей, работали еще двое стариков: Шарапов Степан Петрович и Шарапов Елисей Николаевич, летом они стоговали сено. Шамбаева А.М. зимой занималась вывозкой леса. Лес вывозили на лошадях, но и тут трудились по-ударному: по 9 кубометров вывозила она ежедневно.
В этот тяжелый и ответственный для страны период подтягивались до уровня передовых не только отдельные люди, но и целые колхозы. В 1943 г. колхоз “Социализм” первым в районе выполнил план развития по всем показателям и рассчитался с государством. В это время председателем колхоза “Социализм” была Князева Агния Петровна.
Большую помощь колхозам оказывали старики, инвалиды и школьники. 62 – летний член колхоза “Ленин туй” Федор Ефимович Новинский на сенокосе показывал пример всем колхозникам. За июль 1942 года он выработал 50 трудодней. В колхозе “Социализм участники Великой Отечественной войны, инвалиды II – ой группы Иван Семенович Скрипов и Василий Дмитриевич Нагаев в период жатвы в 1943 г. работали машинистами, каждый день перевыполняя нормы.
Наравне со взрослыми трудились и школьники. Вместе со своей учительницей Ниной Александровной Соколовой учащиеся Волокпомской начальной школы пропалывали поля, заготавливали сено, убирали лен, вели агитационную работу.
Жители села помогали родной Красной Армии не только повседневным трудом, но и своими денежными сбережениями, облигациями и вещами, чтобы приблизить день Победы над фашистами.
Колхозники колхоза “Заря” решили выделить в фонд Красной Армии в 1942 г. из общего стада 10 лошадей, 40 голов крупного рогатого скота и 19 свиней. Многие колхозники обязывались на личном подворье вырастить скотину и сдать в фонд армии. В фонд обороны колхозники подписывались на денежно – вещевую лотерею уплачивали военный налог. В 1943 г. пыелдинские колхозы засеяли в фонд обороны 25, 5 га зерновыми, 6 га овощами и картофелем. В 1943 г. исполком Пыелдинского сельсовета организовал сбор теплой одежды и обуви для армии. А в 1944 г. был организован сбор средств на танковую колонну для Красной Армии. К 1 мая 1944 г. пыелдинцы послали на фронт 28 посылок.
Так жители Пыелдино от мала до велика своим повседневным трудом помогали землякам-воинам на фронте и внесли свой вклад в общую победу нашего народа в Великой Отечественной войне.[/tab]

 

Одной из программ туристско – краеведческого движения “Отечество – Земля Коми” является программа “Коми деревня”. Основное содержание программы – составление комплексных историко – географических описаний сел, деревень существующих и исчезнувших, сбор сведений об исчезнувших населенных пунктах, установление памятных знаков на месте бывших деревень, составление летописей деревень.
Активно работать по данной программе в Пыелдинской средней школе начали летом 2001 года в туристско -краеведческом лагере при школьном музее, который ставил перед собой задачи не только пополнить фонды музея новыми материалами (а история Пыелдино – неисчерпаемый кладезь и уникальное явление уже хотя бы потому, что ни один населенный пункт не дал республике и стране столько ученых, как Пыелдино), но и приобщиться к культуре здорового образа жизни через организацию туристско – оздоровительной работы. Работа была продолжена и летом 2002 года.
Главными направлениями своей работы туристско -краеведческий лагерь избрал изучение истории многочисленных пыелдинских деревень и проведение мероприятий, обеспечивающих развитие туристской деятельности учащихся.
Поиск и сбор материалов об исчезнувших и исчезающих деревнях Пыелдино велся нами посредством
– организации встреч, записей воспоминаний старожилов села;
– работы с архивными документами, топонимическими словарями и историко – демографическими справочниками;
– проведения полевых исследований;
– картографирования и фотографирования;
Кроме всего этого, мы занимались много в музее, изучая экспозицию музея, знакомились с требованиями к созданию музейной экспозиции и экскурсии, пробовали свои силы в создании музейной экспозиции и в проведении экскурсии, а также приобретали туристские умения и навыки.
Совершая походы на места исчезнувших пыелдинских деревень, а также исчезающих и ныне существующих, встречаясь с жителями деревень, мы стремились получить ответы, прежде всего, на такие вопросы:
– Когда возникла деревня?
– Почему такое название?
– Сколько было дворов? Семей?
– Кого из людей помнят?
– Кто жил на краю деревни?
– Планировка деревни: кучевая, кольцевая, рядовая, уличная;
– Деление деревни на части, как они назывались (концы, стороны).
– Как назывались эти части?
– Были ли магазины? Часовни? Фермы? Мельницы?
– В какой колхоз входили жители деревни?
– Благоустройство деревни : мосты, дороги, тротуары, колодцы и т.п.
Что же нам удалось за два года работы по программе “Коми деревня”?
По архивным документам видно, что в Пыелдино во все века его существования было большое количество деревень. В писцовой книге 1586 г. перечислены расположенные возле погоста Пычлда 20 деревень и 14 починков. Из названий их до наших дней сохранились, но претерпели некоторые изменения Бор, Кангорт, Тепловская, Ременево, Петуховская, Воронцово, Чудское городище, Новиновский и Заозерье. Остальные же уже ничего не говорят даже для тех, кому в настоящее время в Пыелдино более 90 лет. Всего в них насчитывалось тогда 60 крестьянских дворов.
В 1859 г. в Воронцовской (Пыелдинской) волости проживало уже 1832 человека в 251 дворе.
По переписи 1926 года в пыелдинских деревнях было 637 дворов, в которых проживало 2333 человека.
В 1930 г. в Пыелдинский сельский совет входили с. Пыелдино, деревни Корольгрезд, Кузивансикт (Боровская), Волокпон, Гортвыл, Ерошовгрезд, Каргорт, Кольтысикт, Монастырь, Новинская (Тяпорсикт), Озынпом, Онигрезд, Петухово (Заборье), Потевсикт, Раевская, Сартаполовская, Тепловская, Чаринская, Шаньгинская, Заозерье, починки Шуйский и Пунеговский.
Пыелдино издавна славилось мастерами портняжного дела, которые ежегодно уезжали на заработки в Сибирь, на Урал, Каму, Вятку и другие места. Многие из них навсегда покинули свои родные деревни, поэтому неудивительно, что со 2-ой половины XX века в пыелдинских деревнях оставалось все меньше и меньше жителей, а некоторые из них и вовсе опустели. Так случилось с деревнями Потевсикт, Шаньгинская, Семкапи, Чаринсикт, Заборье.
Деревня ПОТЕВСИКТ была напротив Пыелдинского кладбища, примерно в полукилометрах от центральной дороги. В сельхозпереписи 1916 года деревня еще не значится, упомянута в сельхозпереписи 1918 года. В 1925 году проживало 42 человека, в 1959-ом уже всего 13 человек, а в 1960 году деревня исключена из учетных данных. Сейчас на месте существовавшей когда-то деревни находится карьер. Первым жителем, по утверждению Уродова Василия Алексеевича, был человек из рода Михеевых по прозвищу Потёв, который хотел поставить себе дом в конце деревни Озынпом, но жители Озынпома, почему-то невзлюбив его, не позволили это. Тогда Потёв поставил себе дом в другом месте, в том самом месте, где и выросла деревня Потевсикт. Домов в ней было девять в 30-50-е годы, но жили только в пяти или шести домах. Хозяйства были следующие:
1. Потёв Николай и его сын Потёв Васька (Михеевы), жили в отдельных домах;
2. Симо Митрей;
3. Катя пи Ёгор (Братенков);
4. Лёва Ондрей;
5. Иго Вась, его отец Иго Ольо (Уродовы Василий Алексеевич и его отец Уродов Алексей Игнатьевич).
Планировка деревни была рядовая. В одном ряду с одной стороны дороги стояли шесть домов, чуть дальше, с другой стороны дороги, – остальные дома. Жители деревни с 30-х годов XX века входили в колхоз “Социализм”. Возле деревни была построена ферма, она стояла от домов ниже, за другой стороной ручья. На ферме работали 8 доярок, они жили в других деревнях Пыелдино. Это Скрипова Ольга Николаевна, Старцева Евдокия Андреевна, Шустикова Людмила Михайловна, Шустикова Лидия Васильевна, Шустикова Мария Степановна. Каждая доярка имела по 16 коров. Все делалось вручную. В 2-3-х км. от деревни стояла мельница. На месте ее до сих пор сохранилось озеро. Магазина в деревне не было. Последним деревню Потевсикт покинул Василий Алексеевич Уродов в 1960-ом году. Он переселился в д. Вичкодор.
В 1974 – 76 гг. исключена из учетных данных д. ШАНЬГИНСКАЯ, или, как называли ее раньше, по коми, – Голльовсикт, в которой в 60-е годы было 44 дома. Деревня существовала уже давно, по утверждению Кривошеиной Лидии Геннадьевны, 1927 г.р., судя по тому, что во времена ее детства дома в деревне были уже ветхие, вросшиеся в землю. В списках впервые упомянута в 1745 г. – д. Шангина. В списке 1859 г. – Шангинская (Шишкин – пон). В 1959 году в деревне проживал 71 человек. Планировка деревни была кучевая, тропинки шли от дома к дому; одна, основная, дорога выводила за околицу через большие общие ворота. В деревне были водяная мельница и ферма. Жители деревни входили в состав колхоза “Красин”. В 30-е годы прибыли в колхоз трактора, на которые пришлось сесть и женщинам. Одна из них – Агния Ефимовна Кривошеина. В деревне была также деревянная часовня. Жители деревни ходили в магазин, который находился в д. Бортом. Он был на месте нынешнего магазина, это был частный дом, крыльцо которого выходило прямо на дорогу. Из деревни многие переставили свои дома в д. Бортом: Шамбаевы, Мальцевы, Сизгановы, Курило, Шуйские и другие. Последние дома оставались еще в начале 80-х, но в них уже не жили.
Недалеко от деревни Шаньгинской была еще одна деревня – СЕМКАПИ, откуда родом известный ученый – археолог Элеонора Анатольевна Савельева, побывавшая на месте родной деревни осенью 2000 года. Название деревни связано с именем Семён (Сёмка + пи (сын) – сын Семёна), одного из жителей этих мест.
За деревней Семкапи была д. ЧАРИНСИКТ – довольно большая деревня, в которой была даже школа и детский дом. В ней часто проходили праздники, на которые ходили и из соседних деревень. Деревня Чаринсикт в переписях упомянута в 1745 г.: д. Чарина. В списках 1881 и 1930 гг. – Чаринская, в переписи 1939 г. – Чаринсикт. Деревни Чаринсикт и Семкапи, как и Шаньгинская, навсегда исчезли в 60-е годы.
Исчезают насовсем деревни Юманьсикт и Заборье. Название деревни ЮМАНЬСИКТ происходит от коми названия рыбы – юмань.Старожилы села рассказали о том, что возле деревни водилась именно такая рыба. Деревня ЮМАНЬСИКТ упомянута в переписи 1927 г.: 27 дворов, 118 человек. В 1930 г. – д. Юманьсикт (Мал. Воронцово). В 1970 г. в деревне проживает 30 человек, в 2000 г. – 5 чел., в 2001 г. – 1 чел., в 2002 г. – 3 чел. Но в летнее время в этой деревне еще собирается больше десятка дачников. В одном из домов Юманьсикта летом 2001 года мы обнаружили старинную мебель (кресла, диваны, комоды, стулья), принадлежавшую одному из священников Пыелдинской Николаевской церкви.
Если в д. Юманьсикт еще стоят почти все дома, то в д. ЗАБОРЬЕ сохранилось лишь два дома, принадлежащие одной семье, которая приезжает сюда из города лишь в летнее время. Кроме этих двух домов, стоят пустыми, полуразрушенными еще два дома. А ведь здесь, оказывается, еще в 1970-ом году было 16 домов и во всех домах жили люди. По архивным документам д. Заборье в XVI – XVII вв. значилась как д. Петуховская, в 1586 году в ней были 1 жилой и 1 пустой дворы, владелец двора – Дмитрий Васильевич Верещава. В сельхозпереписи 1926 года – д. Петухово (Заборье), 13 дв., 62 чел. В 1989 году здесь проживало уже только 2 человека.
На правой стороне центральной дороги “Сыктывкар – Койгородок” расположены дома деревни РАЕВСИКТ, которая упомянута в переписи 1918 г. В 1926 году деревня обозначена под названием Раевская, в ней 32 двора, 121 житель. В 1970 г. в Раевсикте жили 55 чел., в 1992 г. – 25 чел., в 2002 – 30 чел. в 13 хозяйствах.
В д. ОЗЫНПОМ, где в 1918 году проживало 256 человек, в настоящее время осталось всего 25 человек. Здесь много пустых домов. Один из них – дом, в котором в 1922 году родился Иван Павлович Горчаков, Герой Советского Союза, проживающий ныне в г. Санкт – Петербурге. Дом отличается своим высоким забором. Бывший хозяин его, мастер портняжного дела Орда Павел, отец Ивана Павловича, ежегодно, как и многие другие пыелдинские портные, ездил в Сибирь на заработки, и забор такой, видимо перенял у тамошних. Как рассказывает 72-летний Виктор Михайлович Братенков, приводя воспоминания своих родителей, именно возле дома Горчаковых собирались портные со швейными машинками за спиной, чтобы отправиться на пароходе в долгий путь на заработки: кто в Каму, кто в Вятку, в Сибирь и на Урал. Многие из них насовсем уехали в 30-е годы. Покинула свои родные места и семья Горчаковых в 1928 году.
Еще один дом в Озынпоме – крепкий, добротный – принадлежит самому Виктору Михайловичу Братенкову. Построен дом был в 1915 году, и не без помощи купца Ильи Сильвестровича Нахлупина, деда Виктора Михайловича . Отец его – Михаил Ильич Нахлупин поменял в 30-е годы фамилию отца (отец как кулак был репрессирован), страшась, что и он будет преследоваться, взял фамилию жены.
В начале д. Озынпом дом, где провел свое детство будущий поэт Виктор Кушманов. Его мама была из донских казачек, высланных в 30-е годы в спецпоселок Ниашор, она умерла, когда Виктору не было еще и трех лет. Отец же, директор Ниашорского детдома, был репрессирован. Вот почему Виктор Кушманов оказался у бабушки Евдокии Егоровны в Озынпоме. Здесь была особая, деревенская атмосфера (вот и церковь рядом), здесь он подружился с Александром Кочевым, будущим художником, а вот всего в нескольких десятках шагов и его родной дом, построенный еще в 1877 году. Вместе они ходили в Пыелдинскую школу, до конца села. Образ родной деревни встречается во многих стихотворениях поэта Виктора Кушманова (“В деревне Озынпом”, “Последняя лошадь в деревне Озынпом” и др.).
Название деревни Озынпом, очевидно, объясняется так: Озын – стоянка для лодок, причал; пом – конец. В начале XX в. за деревней еще была река, и сюда причаливали пароходы (Озынпом – это и есть конец причала). Один из пароходов – “Бородино” – принадлежал крупным пыелдинским торговцам Нахлупиным. Они привозили разные товары и торговали ими в своих лавках.
Деревня Озынпом плавно соединяется с д. ВИЧКОДОР. Название ее переводится просто – возле церкви. В историко -демографическом справочнике “Где ты живешь?” (авт. Жеребцов И.Л.) находим следующие сведения о деревне: “Название Вичкодор отмечено в переписи 1918 г., но эта деревня, очевидно, существовала с гораздо более раннего времени и была в древности центральной частью Пыелдино, поскольку именно здесь, судя по названию, располагалась церковь. В писцовой книге 1586 г. отмечена находившаяся на погосте Пыелде церковь Николая Чудотворца; возле церкви имелось 4 дв. церковнослужителей. К началу XVIII века с этим селением слилось несколько соседних деревень, оно разрослось, и расположенные при церкви дворы стали лишь одной из небольших частей Пыелдино. В списках 1926 и 1930 гг. Вичкодор не упоминается. В 1939 г. здесь жили 204 чел., в 1959 г. – 120 чел., в 1963 г. – 55 чел. 30 сентября 1965 г. официально включена в состав села Пыелдино.
В начале XX века в Пыелдино было два каменных храма, построенные “тщанием прихожан”. Один из них в полуразрушенном состоянии продолжает оставаться в самом начале села, на горе, в деревне Вичкодор. Эта церковь была построена в 1850 году и посвящалась святому Николаю Чудотворцу. В церкви, разделенной на холодную и теплую (отапливаемую) части, было три престола. По воспоминаниям жительницы этой деревни Шустиковой Лидии Васильевны, вокруг церкви стояла высокая железная ограда: кирпичная, высотой около двух метров, а на ней еще железная, тоже около двух метров, всего четыре метра высотой. Вокруг церкви были захоронения церковнослужителей: до сих пор имеется возле церкви один надгробный камень, на котором можно с трудом разобрать надпись Агния (может быть, дочь священника Дмитрия Клочкова?). О службах в церкви в праздничные дни и некоторых служителях церкви вспоминают многие старожилы с. Пыелдино. Вспоминают отца Валентина (скорее всего, это Валентин Колмаков, фамилия которого часто встречается в архивных документах), дьяка Епифана из Озынпома, звонаря Кормо, служивших в церкви в 30-е и в самом начале 40-х. Из архивных документов, относящихся к XIX веку, становится известно, что один из служителей церкви – священник Дмитрий Клочков – открыл в Пыелдино в 1861 году первую школу грамоты в своем собственном доме. Дом этот, конечно, не сохранился до наших дней, а здание церковно – приходской школы, созданной стараниями этого же священника в 1900 году, до сих пор открывает двери для пыелдинских ребятишек: долгие годы здесь была Вичкодорская начальная школа, затем – детский сад, теперь – детский подростковый клуб.
Небольшой спуск под гору, и можно оказаться возле бывшего купеческого дома Г.С. Нахлупина. В феврале 1913 года Григорий Сильвестрович , купив дом в Усть – Сысольске и решив переехать туда, предлагает свой дом в Пыелдино под здание будущего двухклассного земского училища: “Дом мой три года как построен – новый, довольно порядочный, в комнатах очень тепло, обшито, внутри и снаружи проконопачено,”- писал Нахлупин в Земскую управу. Управа дала согласие. Училище в доме купца Нахлупина было открыто в 1915 году. После земского училища в нем размещалась с 20-х годов Вичкодорская школа I-ой ступени, затем, в 19

 


Комментарии (16)

  1. Никулина Таисия:

    Я родилась в селе Пыелдино в 1955 году, в 1959 наша семья уехала оттуда. Родители много рассказывали про мою Родину, сейчас их нет в живых. С большим интересом прочитала ваш экскурс, очень благодарна за возможность больше узнать. Даже не знала, что село такое большое, Мама часто упоминала название “Заозерье”, что это? Очень бы хотелось знать, мы жили на ул. Лесной.

    • Здравствуйте, Таисия! Не прошло и 3 года, как мы отвечаем на Ваше сообщение. УРА! Быть может, Ваша семья жила в деревне Заозерье, которая входила в состав Пыёлдинской волости до первой четверти 20 века. Напишите, пожалуйста, Вашу фамилию девичью и как звали Ваших родителей, года их рождения, чем занимались и т.д.
      С уважением, Ольга Александрова, руководитель музея.

      • Таисия:

        Уважаемая Ольга Александровна! Не прошло и более 2-х лет, как я случайно обнаружила Ваше сообщение. Моя девичья фамилия Никулина, по маме Скоморохова. Папа – Никулин Михаил Александрович, работал мастером на лесозаготовках, мама- Скоморохова Мария Николаевна -там же. Проживали в Пыелдино с 1949 по 1959гг. Соседи были Васильевы и Хомук. Наверное, все, что я помню. Была бы очень благодарна за любую информацию…

  2. А где находилась деревня ЧаринСикт, мой дед, Чарин Валентин Константинович (http://www.romanelkin.com/2010/01/31/na-pamyat-o-moem-dedushke-charin-valenti/) был родом из этой деревни. Осталось ли что-то от нее?

    • Здравствуй, Роман! Деревню Чаринсикт найдите на интерактивной карте, там же информация о ней. Кроме того, есть немного в материале “Пыёлдинские деревни”. В этой деревне было 25 домов. Сейчас, увы, в от неё уже ничего не осталось, лишь воспоминания живших в ней. У нас к Вам просьба: расскажите, пожалуйста, о своем дедушке, и фотографией поделитесь.
      С уважением, Ольга Александрова, руководитель музея.

  3. Евгений:

    Моя жена является правнучкой Григория Сильвестровича Нахлупина, родного брата
    Ильи Сильвестровича Нахлупина. Мы по сей день ухаживаем за его могилой.
    Если есть вопросы вот моя почта ideal@Olympus.ru

    • Здравствуйте, Евгений! Как же мы рады получить такую информацию! УРА! Расскажите, пожалуйста, все о себе, о жене (фамилии, имена, отчества, где, когда родились, чем занимаетесь и т.д). Ухаживаете за могилой Григория Селиверстовича или Ильи Селиверстовича? И где эта могила? Где Вы живете? Расскажите, пожалуйста, и о родителях тоже. А есть ли фотографии братьев Нахлупиных? А чьи фотографии есть? А какие воспоминания о Нахлупиных сохранились в Вашей семье? Жду Вашего письма.
      С уважением, Александрова Ольга, руководитель музея.

      • Диана:

        Здравствуйте. Я пра-правнучка Ильи Селивестровича Нахлупина по его дочери Ольге. Было очень интересно прочитать о его родственниках и его родном крае))) Спасибо!

  4. Евгений:

    к стати отество Селиверстович а, не Сильвестрович

  5. Спасибо, Евгений! А у Вас есть какие-то документы, подтверждающие этот факт? Паспорт, свидетельство, или какие-то другие документы?

  6. Евгений:

    Имеются две фотографии и моё честное слово!

  7. Евгений:

    Здравствуйте Ольга!
    Меня зовут Мария. Я правнучка Григория Селивёрстовича Нахлупина. Григорий Селивёрстович был женат на дочери ссыльного польского шляхтича ( дворянина ) Николая Красинского, – Марии Николаевне, школьной учительнице. (Кстати, меня назвали в её честь. )
    У них родилось 9 детей, но одна девочка погибла в детстве. Первый ребёнок, моя бабушка Ольга Григорьевна, родилась 30 апреля 1900 года. Она окончила Пермский университет и училась сразу на двух факультетах – медицинском и агрономическом. В университете она познакомилась со своим будущим мужем – Степаном Фёдоровичем Шубиным. В 1929 году у них родился сын Владимир – мой папа, внук Григория Селивёрстовича. В следующем году моему папе, Владимиру Степановичу Шубину, исполниться 85 лет. Он хорошо себя чувствует, не болеет.
    Папа мне с детства рассказывал всё, что знал о семье Нахлупиных. Я знала, что мой прадед и его брат были известными купцами.
    Вообще, в семье об этом говорили в «полголоса», так как в Советское время это, мягко говоря, не приветствовалось.
    Я знаю, что в 30-е годы Илью Селевёрстовича арестовали, а Григорию Селивёрстовичу удалось каким-то образом устроиться на заводе Уралмаш, где он и работал. Там же ему дали комнату. Мария Николаевна ( его жена ) и мой папа изредка навещали его.
    Когда началась война, Григорий Селивёрстович переехал жить в семью к своей старшей дочери Ольге, моей бабушке. Они жили в Свердловске, в районе Елизавет. Мой папа рассказывал мне, что в самые «голодные» годы, в 1943, 1944 г.г., они с дедом, Григорием Селивёрстовичем, весной ходили на поле и выкапывали прошлогоднюю картошку. А Мария Николаевна из неё что-то готовила.
    Ольга Григорьевна и Степан Фёдорович, родители моего папы, работали агрономами на полеводческой станции в Елизавете.
    Зимой 1944 года Григорий Селивёрстович умер, он похоронен в г. Екатеринбурге, на Елизаветинском кладбище. Рядом могилы его дочерей – Ольги Григорьевны и Веры Григорьевны. Моя семья ухаживаем за их могилами.
    А ещё я в детстве очень хорошо знала младшую дочь Григория Селивёрстовича – Марию Григорьевну Нахлупину. (В замужестве – Зинину ) Тётя Маруся, как мы её называли, довольно часто приезжала к нам в гости. Она была последним ребёнком в семье и родилась в 1917 году. Я знаю очень неприятную историю из её детства. Откуда-то узнали, что она купеческая дочка. Вывели перед строем всей школы, где она училась, объявили, что она дочь кулака и демонстративно сорвали красный галстук. Конечно, не трудно представить, как плакала и что переживала эта девочка. Но такое было советское время. Именно поэтому и растерялась большая семья Нахлупиных в разных городах России. Поэтому и знаём мы друг о друге очень мало, по обрывистым рассказам родителей.
    Моя прабабушка, Мария Николаевна Нахлупина, была награждена орденом «Материнская слава II степени».
    Как я уже писала, у

    них с Григорием Селивёрстовичем было 8 детей. Старшая – Ольга Григорьевна, моя бабушка; Агния Григорьевна ( работала врачом – фтизиатром ); сын Николай Григорьевич ( кандидат медицинских наук ); Александра Григорьевна ( кандидат биологических наук ); Вениамин Григорьевич ( агроном, погиб на фронте ); Серафим Григорьевич ( участник и инвалид В. О. В ); Вера Григорьевна ( медицинская сестра ); Мария Григорьевна (бухгалтер ).
    Ещё я знаю, что жена Ильи Селивёрстовича, Марфа Егоровна Нахлупина жила с дочерью Марией в г. Молотове ( сейчас г. Пермь ) в 50-е годы. У них с Ильёй Селивёрстовичем так же было 8 детей и имена были такими же, как и у Марии Николаевны с Григорием Селивёрстовичем.

  8. Елена:

    Здравствуйте,
    в селе Пыелдино родился мой дедушка, Князев Георгий Михайлович
    http://www.albomspb.ru/person/one/1528

  9. Елена:

    К предыдущей записи: Князев Григорий Михайлович, опечаталась.

  10. Наталья Франклин(Мухина):

    Добрый день! Мы ищем родственников со стороны мамы-Мухиной(Старцевой)Маргариты Васильевны, её отец – Старцев Василий Николаевич, 1913 г.р. родился в Сысольском районе, с.Пыёлдино, д.Раевских. В семье было 5 братьев, отец был портным, шил полушубки в годы войны,умер в 1943 г., мать-наверное,домохозяйка,ярко-рыжая и в веснушках. Братья воевали, 3 погибли, в том числе и отец моей мамы – пропал без вести под Москвой в 1941. Двое-Степан и Александр – вернулись с войны,впоследствии Александр утонул, были ли у него дети, нам неизвестно. Нам бы хотелось найти потомков этой семьи, детей и внуков братьев, фамилия у них-Старцевы, мама вспоминает, что в той деревне, куда её один раз привозили ребёнком посмотреть на родных, было много семей с такой фамилией. Если вы можете нам как-то помочь в поисках, мы были бы вам очень признательны. Вот мой адрес-mushenka2003@yahoo.com или почтовый адрес родителей-г.Омск,Андрианова,38-16, пишите,куда вам удобнее,и заранее спасибо,что поможете нам.

  11. Вадим:

    Здравствуйте! Мои предки по материнской линии как минимум с 17 века жили в Пыёлде. Служили на церковных должностях. Фамилии Ракины, потом Поповы, потом Покровские (такая вот трансформация). Самый первый предок, о котором есть информация – Яков Ракин (р. 1660). Информацию разыскала Берта Колобова. К сожалению, её сайта с родословной почему-то уже нет, но у меня осталась её бумажная книга по родословной Покровских, где есть в т ч документальные выдержки о Ракиных.

Добавить комментарий для Никулина Таисия Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>